FANDOM


Later will be translate to English

Автор:
Панин Никита aka Witcher_Merlin
«Даггод»
Посвящается памяти
Говарда Филипса Лавкрафта

У берегов Канады в Беринговом Проливе находился омываемый холодными и безжалостными ледяными водами остров, носящий труднопроизносимое название – Кхататоте.
На самом острове возведен город, полный скрытных и необщительных людей, людей самодостаточных и отчужденных от мира. Казалось, все то время что существует Тшамбоэ, его жители старались отгородиться от окружающего мира, полностью погрузившись в свой собственный быт.
Не тревожимый долгие годы город десять лет назад попал под внимание внешнего мира,  причиной стала та самая странность, что кружила вокруг острова.

На каменистых пляжах западного побережья Северной Америки жители ближайшего городка, Плишмута десятилетие назад стали находить выброшенные морем тела доселе невиданных существ.  Событие, надменно пропущенное остальным миром, посчитавшим фотографии очевидцев простой фальшивкой и газетной уткой.  Я же, будучи аспирантом Мискатоникского  университета понял – это мой шанс добиться успеха.

С большим трудом я смог заполучить грант на исследования этой аномалии, с одним условием: Если я не смогу ничего найти, то могу забыть о карьере ученого в этом университете. Этим я поставил на кон все что имел.
С характеристикой авантюриста я мог оставить мысль о продолжении обучения и продвижения в университетах Нового Света. Иной стороной служит пьедестал первооткрывателя новых, не изученных видов морской фауны. За этим следовала слава и новые, многозначные гранты.

Я вылетел из бостонского аэропорта в Анкоридж, из которого на маршрутном автобусе доехал до Плишмута.
Я ехал в одиночестве в этот город, и у меня было полно времени на раздумья.  Именно в таких городах начинались сюжеты различных ужасов, от которых я был в восторге.
Архем – город полный зловещих тайн и загадок, не смотря на расположенный, на территории города университет никто из преподавателей и учеников так и не удосужился хоть сколько-нибудь изучить их. Город, над которым никогда  ярко  не светит солнце. Казалось, в нем застыла вечная осень.  Именно его я выбрал местом обучения. Меня влекли его тайны, сколь бы кровавыми они ни были.
А Тшамбоэ, этот город был близок по духу к Архему, только более отчужденный и еще сильнее изолированный.

Плишмут – население 320 человек, так встречала тех немногих приезжих чистая от снега зеленая металлическая табличка.
Плишмут был типичным провинциальным городком, каких в Новой Англии я видел не один десяток. Городская площадь, несколько улиц с десятком домов, пара таверн и портовые корчмы – главные достопримечательности города. Снег, снега в городе было тонны. Снегоуборочные машины работали день и ночь, расчищая единственную дорогу в город, пуповину к большой земле. Не смотря на близость к морю, климат здесь как нельзя суровый, не менее суровые здесь были и люди. Люди, мрачно встречающие не прошеных гостей. Казалось ли им, что всякий приезжий везет с собой новую беду?

Никакой мегаполис не сравнится с очарованием маленьких городков, а уж со странностями тем более. Ни в одном крупном городе тебе не доведется встретить столько легенд и сказаний о местной жизни. Даже Архем, будучи не очень большим городом, мог оказаться пустышкой по сравнению с Плишмутом или Данвичем. 

Выйдя из автобуса, меня овеял ледяной морской воздух, особенный тем, что помимо холода он нес влагу, так что я почти мгновенно промок и продрог от холода.  Я поспешил в сам город.
Одноэтажные и двухэтажные постройки стоящие обособленно, отчужденно,
навевали мысли о замкнутости жителей этого города. В крупных поселениях дома всегда строились настолько близко насколько это возможно, прижимаясь,  друг к другу, так что иной раз казалось, что одно здание перетекает в другое и наоборот. В таком месте не было ни единого шанса на уединение с самим собой, все время шум, даже ночью не было покоя.
Здесь же,  крепкие старинные дома из стволов кедра и сосны глушили звуки, идущие снаружи, погружая обитателей в сладкое, теплое спокойствие и уединение. 
Уединение, погружающие жителей тихого города в состояние отрешенности и отсутствие интереса к делам планеты. Жители таких городов очень неприязненно встречали каждого, кто мог бы нарушить их тихий покой.
Впрочем, это не мешало бойкой работе местного порта и увеселительных заведений, гостиницам же доставалось куда как меньшее. Портовые рабочие и моряки не горели желанием оставаться в аутентичных номерах местных харчевен, предпочитая близлежащие заведения полные дешевого алкоголя.
Плишмут промышлял рыбной ловлей и имел несколько траулеров принадлежащих самому городу.  Обогащался Плишмут, экспортируя морепродукты и обслуживая рыболовецкие суда жителей города и частных фирм.  Нередко в порт заходили китобойные судна и прочие промысловые корабли, принося с собой много товара и денег. Немалую часть дохода составляла тихая торговля с Кхататоте, поставлявших городу морепродукты каких опытные рыбаки ни разу не видели за всю свою долгую жизнь. Так же таинственный остров поставлял поделки из кости, минералов и неизвестно откуда берущееся золото.

Кхататоте процветал. Как и его сосед Плишмут, бравший на себя роль посредника, исполняя за огромную цену скромные потребности Тшамбоийцей.  Жители острова практически не контактировали с другими городами, ведя все дела через мэра Плишмута. Его молчание  об тех делах,  что он проворачивал в интересах острова,  весьма вероятно, оплачивалось все тем же золотом.
Эти тайны интриговали, но не более того.  Я же прибыл сюда за более таинственным, непознаваемым и неизвестным.  Каждый деятель науки мечтает развеять мрак невежества и раскрыть еще одну тайну мироздания.
«Посветить карманным фонариком в бездонный колодец» - как говорил мой учитель. 
Мир науки жесток и безжалостен. Более жестокосерден, чем бизнес или политика; Тщеславен, лицемерен, высокомерен, жаден и жесток.
В нем ничего не прощается и не забывается, никогда.
У меня не было права на ошибку.

Первым делом я решил поселиться в постоялом дворе «Онейрон», месте, действительно походившем на те трактиры из книг о 19-м веке.  Даже запах стоял солодово-хмельной, перемежаясь с запахами из кухни и сосны, из которой был построен дом.
Я вошел в корчму, хозяин Онейрона в столь ранее утро выпивал виски из початой бутылки и когда я вошел, он был вынужден оторваться от стопки.
- Здравствуйте, меня зовут Кайл Мерц. Я хочу снять здесь комнату на пару дней.
Хозяин таверны был слегка навеселе и поэтому двусмысленно ухмыльнулся и произнес.
- И что здесь забыл мистер Мерц? Очередной бизнесмен или турист?
Я поджал губы оскорбленный поведением этого хама, но сдержался.
- Я здесь по работе. – Сухо ответствовал я. – Мне нужно попасть на Кхататоте.
Первым делом по пути сюда я долго и упорно заучивал название острова и города на нем, не хотел давать повода для насмешек у местных, поэтому это название я выговорил без задоринки.
Он удивленно посмотрел на меня и молча поднялся, чтобы взять со стенда с ключами, старинный ключ с деревянной биркой и номером на ней: «101».
- 100 долларов за сутки. – Он грохнул ключ на стойку и вперил в меня взгляд.
Это было дорого, но я не собирался оставаться в городе надолго и посему с наигранным недовольством выложил на стол рядом с ключом банкноту в сотню долларов.
Хозяин взял деньги и спрятал под стойку, я в свою очередь взял ключ.
- Говард Нолдер. – Представился хозяин таверны и не счел нужным даже подать руку для рукопожатия.  – Завтрак, если желаете, будет через час. Предупреждать заранее, посетителей сейчас нет, поэтому моя жена приготовит тебе отдельно.
Я был не против завтрака и поэтому согласился.  Позади Говарда, на стене висел диплом об окончании университета в степени бакалавра юридического факультета. Университет был очень престижен, и я был немного удивлен, тем фактом, что Говард содержит это заведение, вместо занятия практикой в крупном городе.  Я не стал задавать вопросов.
 Взяв ключ, я  поднялся наверх, открыл дверь и вошел в комнату.

Комната была самая обычная, обычная для провинциальных городов; Она были на голову выше тех обыденных гостиниц в городах, где клопы и тараканы шли бесплатно к стоимости номера.  Кровать чистая со свежим бельем, телевизор, хоть я его  уже давно не смотрю,  добротная мебель и ванна. Не знаю, что еще можно желать для приятного времяпровождения в ожидании отплытия на Кхататоте. 
Освежившись в душе, я переоделся и спустился вниз, как раз подавали завтрак.  Сервировала стол приятная статная женщина среднего возраста, чью красоту не покоробили года.  Миссис Дженет Нолдер. 
Ко времени завтрака муж отправился спать, уже изрядно приложившись к бутылке, как с неудовольствием мне сообщила миссис Нолдер. 
Как я понял из кратких ответов Дженет, эта привычка появилась у мистера Нолдера довольно давно и причиной ей являлась неудовлетворенность текущей жизнью в Плишмуте.  Почему то, мисс Нолдер боялась прогулок своего супруга поздним вечером в доках. На мои расспросы она поджимала губы и тихо прошептала: «Люди, изрядно выпившие мужчины, там пропадают навсегда».
Сам Говард был очень талантливым юристом, но из-за ранней женитьбы и рождения дочери был вынужден осесть в Плишмуте и принять семейный гостиничный бизнес; Что он считал ниже своего достоинства и способностей.  Впал в уныние же мистер Нолдер спустя пару лет с момента отъезда дочери в Монреаль, где она благополучно вышла замуж за парня, с которым общалась длительное время по сети.  В то же время она родила сына, и мистер Нолдер стал дедушкой.  Его уже ничто не держало в Плишмуте, но что-то все же мешало ему уехать, возраст или привычка?
Дочь так же не спешила приезжать в родной город, ограничиваясь телефонным звонком раз в месяц и фотографиями четы Боуш  с сыном.

Я отправился в порт в полдень, в этот день в гавани стояло лишь несколько судов и рабочие посоветовали мне заглянуть в трактиры, где могли бы быть капитаны кораблей.
Сам порт был большим, рассчитанным на большое количество судов, не смотря на лето, здесь было очень холодно. Влажный ветер пробирал. Подло проникал сквозь швы одежды, кусая шею, лицо и обжигая теплое тело под пальто. Я не стал сразу же идти в первый же трактир, а подошел к краю деревянного настила пристани. Невзирая на погоду, я наслаждался темными, черными, как сама тьма водами моря.
Море всегда меня влекло, если бы я родился на пару столетий раньше, то непременно бы стал пиратом или мореплавателем. Море хранит гораздо большее количество тайн, чем может представить человеческий разум.  Вглядываясь в пучины я всегда вспоминал легенды и сказания о древних чудищах на вроде Кракена или существа с щупальцами на лице, что раз в столетие выбиралось на поверхность и разоряло прибрежные города. Не знаю, сколь долго я лицезрел, как волны напирали на облепленные водорослями и мидиями деревянные опоры гавани; они облизывали столбы как будто пытались их пожрать или взобраться по ним наверх, ко мне.
- Что, нравится наш порт да: - Я повернул голову и увидел ставшего рядом молодого мужчину с почти пустой бутылкой водки. 
- Черт бы его побрал, это море.  – Мужчина допил бутылку и швырнул ее в море. Пучина сперва попробовала на вкус стекло бутылки, а затем заглотило в себя, опуская на дно.
- Почему?  - Недоуменно вопросил я
- Почему, зачем, для чего – какая разница?  Меньше думай , что делаешь и не придется опосля стыдится.  Меня зовут Джо. – Мужчина протянул мне грубую, всю в мозолях ладонь и я пожал ее представившись.
- И так, ты, значит, собираешься плыть на этот проклятый остров?
Я удивленно поднял брови.
Джо развел руки и пояснил.
- Мало кто приезжает сюда просто так: Или по работе с нашим мэром или желает отплыть на Кха-та-то-те – Он с трудом произнес название острова, читая его по слогам. – Ну и название, никак не привыкну, живу всю жизнь здесь, а все равно, чужое оно для нас.  
- У меня было два выбора: Идти в море или дорога, я выбрал дорогу.
Он внезапно замолк и уставился вдаль. Я молчал вместе с ним, не решаясь спросить что-либо еще.
- Знаешь Кайл, у меня был брат, младше меня на несколько лет. Он мог плавать в холодной воде как рыба, не чувствуя температуры. Я гордился им и очень его любил. Однажды ночью он пропал во время долгого заплыва в море, тело так и не нашли. – Мышцы на его лице затвердели, а глаза стали холодными и трезвыми. – Никто не придал этому значения, мэру не нужна шумиха, да и кто будет подымать шум?  Мальчишка утонул в море, и что? – Произнес он с горем в голосе. – Никому нет дела до этого, с тех пор я море не терплю.
Неужели он винил стихию в том, что она забрала его брата? Абсурд.
- Угораздило же его плыть в полночь, вроде девочку какую-то хотел впечатлить, хотя все и так знали, на что он способен.  Может он заплыл слишком далеко и не мог вернуться назад?
Я пожал плечами.
- Еще эта мерзость, что выносят иногда на берег волны.
Тут мне стало интересно.
- Что за мерзость?
- Твари с белыми выпуклыми как у жаб глазами, дохлые и вонючие. Полиция их прячет, но я их видел, мы все их видели. Самое омерзительное это то, как они похожи на людей, ужасно уродливая пародия на человека.  Какой бог мог создать такую мерзость? Точно не тот, которому мы привыкли молиться.
Я еще немного поспрашивал о той «мерзости», которую находят местные жители, но Джо отвечал весьма неохотно, все больше погружаясь в себя. 
В конце концов, он перестал отвечать и угрюмо смотрел в воду, я тоже стал смотреть туда. В голове рисовались образы существ, которые только могло представить мое сознание, пытаясь сопоставить их с тем описанием, которое дал мне Джо.
-  А я ведь видел эту тварь вживую, однажды. – Внезапно начал он. – Не помню когда, напился тогда сильно, очень сильно.
«Я вышел из бара и пошел домой, было это поздней ночью, когда уже ничего не видно и люди не ходят по улицам. Я шел куда-то, но не понимал куда, все плыло перед глазами, и я слышал гудение, как когда приложишь раковину к уху. Я только понял, что оказался рядом с гаванью, когда услышал позади себя влажные шаги. Шлеп, шлеп, как если бы кто-то ступал по асфальту ногами, обмотанными мокрыми тряпками. Я привалился к кирпичной стене и чуть не вырвал, так было мне плохо от выпитой водки. Что-то проснулось во мне и я прилипнув к стене прополз за угол, затем выглянул из-за угла и чуть не заорал от ужаса. Если бы я не был так пьян ,то точно бы сошел с ума.
В свете луны стояло нечто темное, темная фигура которую не освещала луна и свет фонарей. Кожа блестела от слизи и влаги, что-то капала с нее на землю, слюна текла из зубастой пасти, а глаза, глаза ярко блестели, отражая свет. Глаза, эти уродливые выпуклые глаза, которые  могли принадлежать только жабе или чудовищу, но никак не… Что же это было? Почему оно просто стояло и смотрело на меня? Нет, это не был тупой взгляд животного, внутри них я видел разум, этот разум изучал меня и чего-то хотел.
Не знаю, чтобы я сейчас сделал, тогда я смог лишь закричать от ужаса и убежать. После, когда протрезвел, собирая воспоминания, искал это место, но не смог найти. Ни следа».  – Джо выдал невероятно длинный рассказ, которого я от него не ожидал.
Был ли это бред алкоголика или быть может.… Нет, разумеется, это был бред, такого быть не могло.  Или все же…
-  Что это могло означать? – Спросил меня Джо.
-
У меня есть одна мысль, странная мысль. Не думаешь ли ты, что это твой потерянный брат? Джо отпрянул от меня, как если бы его обожгло каленым железом.
- Конечно же, нет! Уж лучше он мертвый, чем Такое. Да и вообще, почему я тебе это рассказал?! Проклятье, рассказываю подноготную первому встречному. К черту. – Джо не прощаясь, спиной отошел  от меня и скрылся за домами.  Какая еще странность меня ожидает в Плишмуте?

Разговор с местным никак не повлиял на мое желание найти корабль, который  мог бы отвезти меня на остров.
Поиски завели меня к ближайшему пабу и я зашел в паб под названием «Корма Русалки».
Это был пропахший недорогим пивом бар с  десятком столов и всего двумя окнами, судя по всему, посетители не особенно любили наблюдать пейзаж за стеклом. Снаружи это было обычное здание, внутри же была сразу видна обшивка из древесины дорогих пород, которой украсили убранство паба.
 Несмотря на вечер, паб был почти пустой,  несколько мужчин сидели за столами и молча пили пиво. Сразу создавалось впечатление старых, соленых морских волков которым было не по себе от нахождения на твердой земле. 

Я направился к хозяину заведения, скучающему мужчине лет 27, без интереса изучающего что-то в телефоне. При моем приближении он отложил телефон под стойку и переключил внимание на меня. Когда я встретился с ним взглядом, по моей коже пробежали мурашки. По неизвестной мне причине, его серые, почти бесцветные глаза напоминали мне жабьи окуляры. После рассказанной мне Джо истории, это придавало жуткий налет всему, что я видел вокруг себя. И мне это нравилось.

- Здравствуйте. Чем могу помочь? – Простодушно задал вопрос бармен.
- Мне нужен кто-то, кто мог бы отвезти меня на Кхататоте.
Я говорил негромко, но сидящий в дальнем углу человек в расстегнутом кителе и шапке тут же стукнул кулаком по столу, привлекая мое внимание.
- О, я вижу, капитан Тотенбаум может вам помочь.  – Казалось, парень был рад тому, что избавился от меня.
Я, не прощаясь, прошел к капитану и сел рядом за стол.
- Так значит, тебе нужно на остров?
Я кивнул.
- Я могу отвезти тебя туда, скажем за тысячу американских долларов. -  Озвучив сумму, капитан Тотенбаум лукаво уставился на меня.
- Хорошо, я согласен.  – Не задумываясь, в тот же час ответил я.
Брови мистера Тотенбаума на мгновение встретились с седой челкой, а затем он кивнул и заказал мне пива. Он явно рассчитывал на торг, но был доволен и этим.

Выпив несколько кружек весьма достойного лагера, мы завели непринужденную беседу, в ходе которой речь зашла  о странностях острова и того, что его окружало. Я вскользь коснулся темы пропажи людей и тут Гарольд Тотенбаум поперхнулся своим пивом.
- Знаешь Кайл, поверишь мне или нет, тут очень много таких историй. Если бы не заработок стоящий того страха, что течет в этих водах, то ноги моей бы тут не было. Не раз и не два, моря исторгало из себя отвратительную, гротескную мерзость, один вид которых вызывал оторопь даже у меня.
Не знаю, какие дела мэр ведет с этим клятым островом, но цена у этого очень большая. И боюсь, платить за это придется всем нам, да не только деньгами.
Гарольд заглянул в плескающееся на дне кружки пиво, как бы желая увидеть в хмельной жидкости, ту самую цену.
- Слышал я так же, дескать, у вас люди пропадают по ночам.
- Пропадают, но не всегда. Может, падают в воду с пирса, а подводное течение уносит их глубоко под воду. Или же, их кто-то похищает. Не знаю и не могу знать.
- Похищают?
Он пожал плечами.
- Не могу знать, одно могу сказать: Не гуляй в доках по ночам.
Хочу рассказать одну историю, которую мне поведал мой друг, который  некоторое время назад прекратил возить товары на Кха. Хочешь, верь, хочешь, нет.

«Он приплыл на остров с десятком крепко сколоченных деревянных ящиков, заказ был от частного лица, который пожелал остаться неизвестным. Содержимое так же оставалось загадкой.  Сгрузив груз и пополнив запасы, мой друг вечером отплыл.
Где-то в полночь, точно не могу сказать, его помощник услышал… пение.
Не откуда-то издалека, а повсюду: в воздухе, из под воды и с самих небес.
Чарующее пение зачаровывало экипаж корабля, так оно было красиво, как сказал мой друг.  Звук на высоких октавах, чистое и тонкое, я бы даже сказал – ангельское пение.  Я не могу представить существа, которое бы могло так петь. Когда то читал о певцах-кастратах, но их уже нет лет как 200.
Заслушавшись пения, команда перестала следить за кораблем, и тот встал посреди моря, погруженный в бездну этого голоса. Вся команда, как и мой друг, плакали, не в силах выдержать наслаждения от этого голоса.  Мой друг, Шепард, лет 40 в море, представь, как ему было сложно это мне рассказать.
К одному голосу добавился еще один; И еще, и еще.
Целый хор тянул заунывную песню без слов.
Моего друга вывели из оцепенения звуки скрежета по металлу борта, плеск чего-то массивного. А затем, он увидел нечто безумно странное, невозможное посреди ледяного моря. Он увидел, мертвенно-бледное лицо с бесцветными волосами, темными глазами и бескровными губами. Женское лицо. Что-то ударило корабль под кормой, и мой друг окончательно пришел в себя.  Он завел двигатель и устремился вперед, рев двигателя вывел из оцепенения команду, и их побросало на палубу набирающим скорость судном.
С тех пор, он больше никогда не выходил в море».
Мистер Тотенбаум от выпитого говорил с трудом, и усомниться в его словах было не так уж и сложно. Слишком много слухов и историй здесь сказывалось, стоит ли верить всему?
- Это похоже на сирен, то, что вам рассказал ваш друг. – Цинично сказал я.
- Их не существует. – Буркнул Гарольд. – Не знаю, что это было, но я и сам отшучивался, сомневался, пока сам не увидел. Однажды ночью, что-то темное прыгнуло с пирса в воду и быстро опустилось на дно.
Этот город точно меня доконает: Или психически или физически.
- Я бы мог привести аргумент о галлюцинации, но люди не могут видеть одни и те же иллюзии. Они могут быть похожи, но не идентичны во всем. Что другие моряки говорили?
- Ничего. Совсем ничего. Если кого спросить из них об этом, каждый выпучит на тебя глаза и тихо уйдет. Да только следы, следы от когтей на бортах, остались.  Посмотри сам, в доке стоит его корабль « Королева Виктория».
Следы от когтей зашлифовали, но их по-прежнему можно увидеть.
Я подумал, что мне обязательно нужно это проверить. Меня будоражило и подстегивали то и дело пробегающие по коже мурашки.
- Мой тебе совет: Сделай то, что должен, и уезжай оттуда к дьяволу, первым же кораблем.
- Как получится.
- Извини уж, мне пора, нужно поспать хоть пару часов. В 3 часа ночи я отплываю, без тебя хоть и не уплыву, но н
е опаздывай.
Мы встали из-за стали, мы пожали друг другу руки и вышли из паба. Я остался в доках, а капитан нетвердым шагом ушел в город.
«Королева Виктория» - Я держал название корабля в голове и желал найти его.
Включил на телефоне фонарик, я шел дощатому пирсу дока.
Вокруг меня царила тишина, прерывая плеском волн и жизнью моря. Мой слух раздражали редкие шумы из города, я прямо таки испытывал раздражение каждый раз как слышал голоса этих мужланов в пабах.
Подсвечивая фонариком борты кораблей, я искал на них название.
Искомый корабль был обнаружен в самом конце дока, казалось, он уже очень давно не выходил в море; все днище корабля поросло травой и моллюсками, не говоря уже о не свойственной кораблям пыли и грязи.
- Виктория – Прошептал я, и где-то вдалеке загавкала собака.
Трап был заброшен на корабль, и я мог подняться на палубу.
Вся палуба корабля была грязной и пыльной, с испарившимися тут и там разводами соленой воды.  Я тщательно и аккуратно светил фонариком, ища предполагаемые следы когтей или хоть что-то. 
Минут десять я подобно ищейке искал хоть что-то, что могло бы подтвердить слова капитана. Когда я был готов бросить поиски, я неожиданно заметил несколько отметин у самого края борта. Отметины были достаточно близко, чтобы я мог дотянуться до них рукой. Поверхность металла на ощупь была гладкая, только металлический блеск выдавал его.  Несколько неровных, отремонтированных царапин, могли ли они служить подтверждением?
Меня обуревали сомнения, как охотно можно было этому поверить. Нельзя быть легковерным.
Выключив фонарь, я сошел с палубы корабля и мимолетом заглянул в воду, в которой в такт волнам двигались водоросли на днище корабля. Под моим взглядом, неожиданно целая россыпь водорослей дернулась и подплыла к поверхности воды. От неожиданности я отскочил назад и отступившись упал на землю, выронив телефон.
Поднявшись, я схватил телефон и припустил в гостиницу, я надеялся обдумать узнанное и хоть немного выспаться.
В Плишмуте было очень тихо, даже не было слышно звуков жизни города, из-за разыгравшейся паранойи я приплел это к произошедшему, и ускорил шаг.  Только закрыв за собой дверь «Онейрона» я ощутил спокойствие.

Хозяина «Онейрона» сидел ко мне спиной на лавке за столом, он был сосредоточен на чем-то, что держал у себя в руках и поэтому не заметил меня.
Я приблизился к мистеру Нолдера и если бы не скрипнувшая половица, то ничего бы не выдало меня.
Гарольд встрепенулся и тут же засунул нечто в карман штанов. Встав из-за стола, он с не охотой поприветствовал меня.
Я не стал спрашивать ничего и попросил об ужине у хозяина, сам же поспешил в свою комнату.
На лестнице я столкнулся с госпожой Нолдер. Она была очень задумчива и не смотрела куда идете, и потому была очень удивлена, столкнувшись со мной.  Она подняла на меня встревоженные глаза и как будто не узнавала меня.
- Дорогая, это Кайл Мерц, наш новый гость.  Он поселился сегодня у нас. – Пришел ко мне на помощь Гарольд Нолдер. То как он проговаривал каждую фразу, наводило на мысль о том, что он говорит с ней как с дурочкой; стараясь максимально доходчиво донести до нее информацию.
Лоб Кэтрин наморщился, она явно вспоминала сей факт, затем ее лицо разгладилось, и она улыбнулась мне. Сообщив, что ужин будет через час, она прошла на кухню.
Отперев ключом дверь, я сел за стол и достал телефон.
Посидев несколько минут в раздумиях,  я включил диктофон и приглушенно,  пересказывал произошедшее со мной за все время, попутно добавляя замечания и мысли.  По приезду на остров, я должен обязательно прослушать все и подумать над этим еще раз.

Я встал со стула и прошел к ванной. Пройдя несколько шагов, под моей ногой одна половица сильно ушла вниз. Меня это заинтересовало, и с помощью перочинного ножа я извлек половицу. Под ней оказалась ниша, в которой лежало несколько исписанных аккуратным подчерком страниц. Подчерк был женским.
Всего страниц было три, две из них от влаги и времени стали полностью невозможными для прочтения. Эта страница была написана аккуратным, женским подчерком, в ней велась речь о неком событии двадцатилетней давности:
«
Очень надеюсь, что Говард никогда об этом не узнает. – Так, очень интригующе начинался  записанный на странице рассказ.
Я долго не могла прийти в себя после той ночи, только сейчас, вспоминая это, у меня хватило смелости записать все на бумаге. Молюсь богу, чтобы написанное мною навсегда исчезло из моей памяти. 
Боже, я каждый раз вспоминаю этот ужас, ужас от которого у меня до сих пор пробегают по коже мурашки. Воспоминание, ставшее ночным кошмаром, от которого я с криком пробуждаюсь которую ночь к ряду.
Мой муж не знает, не понимает, того что со мной происходит. Оно и к лучшему.
Ту ночь, я помню смутно и от страха вся память как будто рассыпалась в прах, причиняя страдания, но, не давая понять, чего же я так боюсь. Моя маленькая дочь, Аксана, господи, как же я надеюсь, что она не ничего не запомнила. Она молчит, но, как и я, плачет по ночам. Когда она вырастет, я сделаю все чтобы она навсегда уехала из города, неважно куда, подальше отсюда. То зло, что всегда было здесь, с нами, с самого моего рождения никуда не делось и не денется. Мне… мне уже не уйти от этого. Проклятие моей семьи течет в моей крови. Глядя на мою любимую Аксану, я вижу это и в ней. Я сделаю все, чтобы уберечь ее от бича моей семьи. 
В ту самую ночь, неделю назад, я и Аксана возвращались домой от моей сестры и ее мужа. Было поздно, но мы решили пойти пешком, Плишмут маленький город. Она очень устала и хотела спать и еле волочила ноги.
Рядом со мной, в переулке, что-то зашумело, я очень испугалась, отвлеклась.
Я выпустила руку Аксаны и когда вспомнила о ней, ее уже не было.  Боги, я потеряла внимание буквально на секунду, как она могла так быстро пропасть?
Я кричала, звала ее по имени, но в ответ слышалась тишина, никто даже не выглянул из окна, было очень тихо.  Ноги несли меня сама, не знаю куда, и вскоре я оказалась у причала. Там я увидела мою маленькую Аксану.

Она стояла на пирсе и не двигалась, смотрела в пол. Я негромко позвала ее, но она даже не обратила внимания на меня. Когда я подошла и дотронулась до нее, я почувствовала, как она дрожит, не мигая и смотря в воду под пирсом. Неподалеку веселилась и кричала компания мужчин, но тогда, это казалось иной реальностью, как если бы я была под водой и с поверхности доносились неразборчивые звуки. Сама не знаю зачем я подошла к краю платформы и опершись руками о канаты, заглянула в воду.
Сперва, я не видела ничего, кроме бьющегося левиафана моря и шевелящихся как щупальца спрута водорослей. Но затем, увидела то, от чего у меня все лицо свело судорогой, от чего я даже не смогла закричать, а только тихо заскулила как собака.
Не все колонны пирса находились в воде полностью, некоторые были вбиты в черные скалы или примыкали к ним. На одной из таких скал, было нечто. В тусклом свете я бы никогда не различила это на фоне скалы.  Оно двинулось.
С движением этого кошмарного тела, от света луна заиграла склизкая от слизи чешуя. Оно распласталось на куске камня, уцепившись за него когтистыми перепончатыми лапами. Чудовище двинулось, накатившая волна чуть не смыла его с камня, и поэтому оно переместилось и уцепилось крепче за скалу. За эту секунду, я увидела эту тварь. Оно повернуло ко мне свою вывернутую чешуйчатую, безносую морду с огромными, как шары глазами черного цвета и раскрыло полную мелких зубов пасть. Я закрыла глаза, а когда открыла, этого существа уже не было. Вакуум тишины лопнул.
Я взяла Аксану на руки и бежала с ней на руках до самых дверей дома…

Боже, почему?»

Пока я читал, по моей спине то и дело пробегали мурашки и я чувствовал, как волосы на моих руках вставали дыбом от восторга с толикой ужаса.
Это должно быть дневник мисс Нолдер, удалось ли ей скрыть описанное?
Или это была фантазия, точно сказать не мог.
В Археме цвело множество легенд и слухов, но мало что из них было подтверждено. Мало что из этого было хоть вполовину правдой из того, что было рассказано и выдумано поверх того. Я знал, что смогу найти ответы только на острове.
Последующие полчаса я потратил на обыск моей комнаты, и мне улыбнулась удача. В ящике стола, за горой мусора из сгнивших листов бумаги и какой-то мелочевки, я нашел серебряное кольцо. Кольцо было старинным, с гербом в виде какого-то существа с множеством щупалец.  Покрутив его в руках, я решил оставить его себе. Положив  кольцо в карман брюк, я вышел из комнаты и спустился по лестнице вниз.

В зале никого не было, только из кухни шли звуки готовки.  Мистера Нолдера нигде не было, и я решил заглянуть в жилую комнату. Всё здесь было не так, это было ясно исходя из записей дневника Кэтрин. То, что она хотела скрыть от мужа инцидент, говорит о многом. Я должен был разобраться в этом.
Комната была не заперта, и я тихо вошел внутрь.
Жилище четы Нолдеров поражала своим антуражем и внутренним убранством.
Было очевидно, госпожа Нолдер усердно следила за чистотой и красотой комнаты. Мое внимание тут же привлекла коробочка с лекарством.
Я их уже видел. Мой друг в университете принимал такие же таблетки,
, сине-белая коробочка, «Амизол».  Коробочка лежала на комоде, а рядом была записка, написанная от руки: «Не забывай принимать лекарство!».
На самой коробке была также  ручкой выведена дата покупки -  понедельник, сегодня же был четверг. В пачке было 5 брикетов с таблетками по 10 штук в каждом: Четыре были не тронуты, и только пятый, самый первый, имел недостачу в 4 таблетки.
Лекарство, было необходимо принимать три раза в день по одной таблетке за раз, кто-то очевидно и явно небрежно относился к приему лекарств.

Над камином стояло несколько рамок с фотографиями. На одной Кэтрин и Гарольд в молодости, стоящие у причала, на другой Кэтрин и маленькая девочка все у того же причала. На следующей фотографии, взрослая чернокудрая девушка стояла рядом с высоким молодым мужчиной и держала его за руки, по-видимому, это была Аксана и ее муж. 
Море и все что с ним связано была неразрывно с этой семьей, не иначе. Ведь даже Аксана и ее муж позировали на фоне моря, в каком то городе.
Последним было фото мальчика с выразительным и безумно серьезным, оценивающим взглядом, смотревшим прямо в объектив камеры. Он как бы говорил, не смотря на столь юный возраст, в нем преобладал необычный разум, не свойственный десятилетним мальчикам. Сзади, была подпись «Айзек, одиннадцать лет».
Я невольно начал смотреть в глаза этого мальчика, найдя в них, по-видимому, что-то знакомое. За дверью что-то металлически стукнулось об пол, и я вышел из прострации. Я поймал сбя на том, что тереблю через ткань лежащее в кармане штанов кольцо. Засунув руку в карман, я машинально надел его на безымянный палец, кольцо оказалось впору.
Поставив рамку обратно, я бесшумно вышел из комнаты пока меня не поймали.
По счастью, никого в зале не было и я сел за стол как ни в чем небывало.
Через минут пять,  из кухни вышел сам хозяин «Онейрона» и поставил передо мной поднос с ужином, сам же довольствовался большой кружкой ароматного зеленого чая.
Я приступил к еде, в то время как мистер Нолдер прихлебывал чай и что-то напевал под нос, иногда булькая и подвывая из кружки. Когда я приступил к еде, выражение лица мистера Нолдера вдруг приняло озадаченное, даже сраженное выражение, но лишь на секунду.
Тогда, я не придал этому значения и просто продолжил есть.
Поев, я решил поделиться с хозяином своими опасениями по поводу острова. Тот спокойно выслушал меня и затем, поднявшись из-за стола и подойдя к стойке, погремев в ящиках стола, он вернулся. Гарольд положил на стол револьвер и пачку патронов. Это меня очень испугало, и я спросил:
- Зачем?
- На всякий случай – Престранно ответил Гарольд.  – Стрелять умеешь?
- Нет.
- Все очень просто: Наводишь ствол в нужное место и нажимаешь курок, мушка на стволе помогает целиться, меть по мушке.
-Спасибо, даже не знаю как вас отблагодарить…
- Побойся бога, вернешь когда вернешься на континент.



Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.